Шептала. История одного поиска.

Поиск информации о предках, подчас, очень схож с работой детектива. Причем, преступник, совершивший преступление, оставил на месте преступления только, к примеру, свой волос. Вот по этой улике его и нужно найти. Ухватившись за эту улику, за этот волос – нить, детектив должен распутать все дело. Конечно, это сложно, но и возможно. Так случается и при поиске генеалогической информации. У исследователя в руках оказывается очень часто такой «волос», за который он, ухватившись, пытается докопаться до истины. Так случилось и с поисками в отношении моей фамилии. Но обо всем по порядку.
Мой интерес к истории моей семьи и рода проявился в 1998 году, когда мне было 15 лет. По всей видимости, он назревал постепенно, на фоне развития интереса к Истории в целом и сопровождался развитием других моих хобби (таких, например, как коллекционирование старинных монет и вещей и связанный с этим интерес к археологии). Конечно, тот, кто изучает, или, хотя бы просто интересуется историей своей страны и народа, хоть раз, но задавал себе вопросы: а как жили, где жили, в чем участвовали мои предки, и вообще – кем они были? По прошествии полутора десятка лет с момента начала моих поисков, могу смело утверждать – невозможно по-настоящему прочувствовать и понять историю своей страны и своего народа, хотя бы приблизительно не зная или нисколько не интересуясь историей своей семьи, рода, фамилии. У меня интерес к истории своей страны вылился в изучение своего рода. А может произойти и наоборот, когда человек, далекий от исторической науки, но интересующийся историей своей семьи, просто не может пройти мимо достаточно глубокого изучения страны, в которой жили его предки. Иначе, он не достигнет своих целей, или результат окажется не полным. Это взаимосвязанные процессы, особенно, в последнем случае.
Идея изучения своего рода у меня первоначально заключалась в составлении как можно максимально расширенного генеалогического древа. Соответственно, чтобы его составить, мне необходимо было опросить своих старших родственников. Это был 1998 год.  Уже тогда я понимал (не имея, собственно, никакого опыта генеалогических исследований) важность любой, пусть даже самой мелкой и незначительной информации (с точки зрения тех, кого я опрашивал) в деле исследования своего рода.
В этот год, летом, находясь в гостях у своих бабушки и дедушки (Шептала Петра Фомича и Лидии Матвеевны), я решил опросить их об их родственниках. Этот момент был отправной точкой в моих исследованиях, которые растянулись на многие годы и продолжаются и по сей день. Помниться, что еще до этого момента, от своей бабушки, Лидии Матвеевны, я слышал, что ее отец, Матвей Тимофеевич, был участником Гражданской войны в России. Это было дополнительным фактором к появлению у меня интереса к истории моей семьи.
Поскольку данное повествование касается только фамилии Шептала, то приведу здесь информацию по этой фамилии в 1998 году. На ее основании я составил древо.

http://s9.uploads.ru/t/bUsdn.jpg


В деле исследования и поиска сведений по своим предкам важна любая информации. Любой, самый незначительный момент, в дальнейшем, при накоплении данных, может оказаться решающим и привести к успеху. Поэтому я постарался максимально полно опросить своих близких и зафиксировать полученные данные. Но, к сожалению, что касается фамилии Шептала, данных оказалось немного. И тому есть объективные причины.
От своего деда, Петра Фомича, я узнал следующее. Его отец, Шептала Фома Яковлевич, еще будучи ребенком, вместе с родными переехал из Полтавской губернии в Саратовскую. От куда и куда, он не знал. Известно было только то, что Петр Фомич родился в 1924 году в п. Печаткино Новобурасского района Саратовской области.
Так же он сообщил, что у его отца был младший брат Никита Яковлевич и «вроде» Иван Яковлевич. Они с семьей переехали в 1929 году из Новобурассого района на территорию тогдашнего Дергачевского района (сейчас это территория Ершовского района) в п. Белый Хутор, а от туда в 1932 году в п. Рефлектор (осн. В 1925 г.), чехословацкую коммунну, в которую и вступили в тот же год. В том же 1932 году, Фома Яковлевич умер. Напомню, что 1932-1933 годы – годы голода, вызванного проведением коллективизации и фактическим уничтожением крестьянства, в классическом его понимании.
Т. е., когда Фома Яковлевич умер, его сыну, моему деду, было только 8 лет. Вполне естественно, что он практически ничего не знал о своих старших родственниках и, тем более, о предках.
Кроме того, он сообщил мне тогда, в 1998 году, что Никита Яковлевич вместе с семьей пере Великой Отечественной войной, переехал на жительство в Сталинград. Больше он о них ничего не знал. Об Иване Яковлевиче он вообще ничего не знал (он даже не вполне был уверен, что третьего брата звали так, «вроде, был еще брат Иван»).
Собственно, это была вся информация, которую мне тогда удалось получить: переселение «из-под Полтавы» и место рождение моего деда п. Печаткино Новобурасского района.
Напомню, что это был 1998 год и мне было 15 лет. Тогда у меня была задача лишь собрать все древо, на сколько это было возможно, по всем линиям. Более старших родственников, чем мой дед, по линии Шептала, у меня не было. Поэтому, в тот момент я остановился на той информации, которую получил и продолжил составлять древо по другим линиям моих предков. Но, не смотря на это, у меня сразу же зародилось желание «копнуть» глубже, максимально, на сколько это возможно.
Но возможности мои тогда были не велики. Я еще учился в школе, ни о каких «архивах» и «делах» я тогда и не помышлял, да и не имел никакого представления, где и как именно необходимо было искать подобную информацию
Но первый и самый важный шаг я уже сделал – опросил своих старших родственников. Как я потом, спустя годы, убедился – это был действительно важный шаг, без него было бы несравнимо труднее делать попытки что-либо найти. Поэтому, на тот момент, можно сказать, я был доволен (да и сейчас в этом убежден) проделанной работой, в правильности выбора пути и методов поиска интересующей меня информации.
Одновременно со сбором материала для составления генеалогического древа, я собирал информацию о населенных пунктах, связанных с интересующими меня фамилиями. В последствии я неоднократно убеждался в важности и незаменимости географического фактора в поиске информации по истории рода. Интересующая фамилия и название населенного пункта должны идти неразрывно в процессе этого поиска. Причем, если вы знаете, если вы знаете, ч то ваши предки родились или жили в том или ином населенном пункте – обязательно нужно изучать его историю. Это несомненно поможет вам в ваших поисках, поскольку, ваши предки были участниками, а зачастую, и творцами истории того или иного населенного пункта. И, соответственно, изучая его историю, вы можете наткнуться на информацию о ваших предках и родственниках. Еще раз повторюсь: географический фактор – один из важнейших факторов в генеалогических исследованиях.
Следуя всему вышеизложенному, я не мог пройти мимо «п. Печаткино». Я поставил перед собой цель: локализовать данный населенный пункт на карте, определить его местоположение, поскольку он непосредственно связан с мою семьей.
Казалось бы, чего проще: п. Печаткино Новобурасского района Саратовской области? Бери карту области и смотри. Но…. Но не все так оказалось просто. В конце 1990-х – начале 2000-х гг я пересмотрел все доступные мне тогда карты области и источники (в частности, книга «География Саратовской области» и «Энциклопедия Саратовского края»), но ни на одной из карт и ни в одной книге, я не обнаружил ни одного упоминания такого расселенного пункта. Ни одного упоминания не только в этом районе, но и в соседних. Как я не старался найти! И это, честно говоря, меня расстраивало. Тогда я подумывал о том, что этот населенный пункт со временем мог быть переименован. Или у этого населенного пункта было другого название, под которым он известен и сейчас. Такое случалось довольно часто. Иногда у одного села было несколько названий, и официальное, и обыденное и по церкви, расположенной в нем.
Еще одним важным фактором, влияющим на результативность моих поисков в этом направлении – ограниченность поисковых ресурсов, источников и возможностей.
Из доступных тогда источников, упомянутых выше, никакой информации почерпнуть не удалось.
Главной задачей моей работы в этом направлении на долгие годы стала задача определить, где именно находился п. Печаткино, кем и когда был основан. К сожалению, очень долгое время не удавалось напасть на его след.
Новые возможности появились после моего поступления на исторический факультет СГУ в 2000 году. В процессе обучения на факультете, мы познакомились с архивным делом. У нас был такой отдельный предмет: Архивное дело. Во время обучения, мы не только знакомились с особенностями работы архивов в России, с такими понятиями, как фонд, опись дело. Но у нас были и практические занятия с архивными материалами (такими, например, как :»Дела о выселении бывших помещиков 1925-1926 гг»). На практике мы учились правильно читать документ, анализировать информацию, которую он несет и уметь правильно ее интерпретировать. Это очень помогло в дальнейших поисках.
После третьего года обучения на факультете, летом, у нас проходила архивная практика в ГАСО (Государственный архив Саратовской области). И здесь, как говорится, воочию, мы знакомились с работой архива. В этот момент у меня появилась идея воспользоваться моментом, и попытаться что-нибудь найти по моим предкам. По одной из линий мне даже удалось просмотреть пару метрических книг (документы, которые велись при церкви или храме, в которых велись записи о рождениях, браках и смерти прихожан). Хотя они не выдавались в читальный зал, но мне пошли на встречу. В них я нашел очень много ценной и необходимой информации по другим фамилиям моих предков. В то же время я попытался найти следы п. Печаткино.
Размышляя о том, где можно найти упоминания моей фамилии, или, хотя бы, интересующего меня населенного пункта, я решил ознакомится с описями коллекции подшивок районных газет Новбурасского района. К этому времени у меня уже был положительный опыт работы с подобным материалом по другим районам и другим интересующим меня фамилиям. Мне повезло. Сохранились подшивки газет этого района начиная с 1920 года. Поскольку мои родственники переселились из этого района в 1929 году, то мне как раз были интересны газеты с 1920 года. Сохранились не все года. Поэтому, я решил попытать счастье, и просмотреть то, что возможно. Я очень надеялся на то, где-то кто-то из моих родственников промелькнет или, по крайней мере, мне удастся обнаружитьк следы п. Печаткино
В процессе работы с такими документами, я обращал внимание на раздел «Объявления», которые давали жители района в газету. Я надеялся …. И получилось!!! В газете за 1920 год я нашел вот такую запись

http://s1.uploads.ru/t/jEQ1n.jpg

http://s5.uploads.ru/t/MoaFm.jpg

Если посмотреть на то древо, которое я составил со слов своего деда, то станет понятно, что Никита Яковлевич, это брат моего прадеда – Фомы Яковлевича. Значит, я оказался на верном пути!!! Более того, судя по этой записи, мой двоюродный прадед был участником Гражданской войны и воевал в составе Красной армии, что до этого было не известно.
Работая далее с этими газетами я наткнулся на такую заметку за 1924 год.

http://s5.uploads.ru/t/0Llvm.jpg

Насмешливо-сатирический тон этой статьи в отношении некоей Шептала Мотьки (Матрены) стал мне ясен уже после, когда я собрал уже больше информации и проанализировал ее. В древе, которое я составил со слов своего деда, Матрены Шептала нет, но, безусловно, она является членом семьи. Слишком четкое совпадение: район, время и достаточно редкая фамилия. Упоминания п. Печаткино я тогда не нашел. Естественно, что о просмотре тогда каких-либо метрических книг не могло быть и речи, поскольку я абсолютно не знал даже приблизительного места расположения этого поселка, чтобы можно было запрашивать метрические книги ближайшего села.
Новые возможности представились с появлением выхода в Интернет. Я начал собирать любую информацию, связанную с моей фамилией и Полтавской областью.
В частности, из различных источников, я узнал о значении моей фамилии. Вариации фамилии Шептала – Шаптала.
Последнее имя Šaptala был образован из аналогичных прозвища. Оно происходит от общего существительное «šaptala»-\сушеные персики или абрикосы. Возможно, прозвище это «профессиональный» квалификации, со ссылкой на имя основателя: он может участвовать в производства или продажи сушеных фруктов.
В соответствии с другой гипотезе основой для ников был, \тихий шепот\ говорить\, «vorožit′, znaharit′». В данном случае, Šaptaloj или как владелец очень тихий голос, или znaharâ, волшебник. (Сайт istorya-familii.ru)
Вот интересная информация, по поводу происхождения и использования слова «Шептала»: «Подобная же метаморфоза произошла в русской кухне и с туркестанскими персиками.  Слово «шептала» или «шаптала» достаточно древнее. Как отмечает Толковый словарь Даля, это «сушеные персики, привозимые из Азии». Традиционно считается, что происходит оно от персидского šäftaly, что значит «персик».
Читая обзоры старинных кухонных порядков, мы не раз сталкивались с ним. Вот, например, популярная в свое время книга А. Терещенко «Быт русского народа» (СПб., 1848). Описывая пир, устроенный по случаю рождения будущего императора Петра I, он упоминает, что после обеда подавали на стол «30 блюд леденцов, 10 блюд зеренчатого сахару с пряностями, смоквы, цукату, шапталы, инбирю в патоке …»
Или другое свидетельство – описание астраханских садов начала 19 века. Шептала или персики – упоминает автор:

http://sa.uploads.ru/t/9GBdy.jpg

Впрочем, история сыграла злую шутку с этим словом. Позднее, примерно с конца 19 века под таким названием подразумевались сушеные абрикосы. В советской же кухне это мнение уже утвердилось окончательно: «По способу обработки абрикосы делят на кайсу – высушенные целые плоды, из которых выдавлена косточка, курагу – резаные или рваные плоды с удаленной косточкой и урюк – абрикосы, высушенные с косточкой. Самые лучшие, крупные, сладкие сушеные абрикосы называют шепталой». (cyrillitsa.ru).

Но вернемся к поискам.
Размышляя о том, где можно собрать информацию о моем роде, я пришел к выводу, что мне необходимо определить, где на территории Полтавщины, в каких населенных пунктах, встречалась моя фамилия. Для этого, соответственно, необходимо было найти документ или документы, в которых бы присутствовала большая база фамилий этого региона, и чем больше, тем лучше. Причем, по возможности, желательно было, что бы этот документ относился как можно ближе к предполагаемому времени переселения моих предков, т.е. к концу XIX – началу ХХ вв.
Однажды, в процессе поиска, я наткнулся на такой документ: «Национальная книга памяти жертв голодомора на Украине. Полтавская область». В этой книги приведены восстановленные имена людей, умерших по населенным пунктам Полтавской области во время голода 1932-1933 гг. Не буду сейчас вдаваться в противоречивость постановки вопроса и задачи данного издания, это отдельная проблема. Меня прежде всего интересовало, в каких населенных пунктах в Полтавской области в начале 1930-хх годов встречалась моя фамилия.
Просмотрев эту книгу, я выяснил, что моя фамилия встречается на тот период в Полтавской области только в двух населенных пунктах (по крайней мере, по данным этого источника). Это были села Ольховатка (укр. Вiльхуватка) и село Гряково (укр. Грякове).

http://s1.uploads.ru/t/bafOI.jpg

http://sd.uploads.ru/t/czVGe.jpg

В обоих этих населенных пунктах, как видно, есть указания на представителей моей фамилии, умерших во время голода в 1930-1932 гг. Интересно, что фамилия указана в этом источники через букву «а», т.е. «Шаптала». Данное написание совпало с написанием фамилии Никиты Яковлевича, обнаруженной мной в газете Новобурасского района в фондах ГАСО. Находка эта для меня была очень важна. Поскольку я предполагал, что если мои предки переселялись из этого региона в конце XIX – или в начале ХХ веков в Саратовскую губернию, то, я надеялся, в тех населенных пунктах, где они жили, возможно оставались их родственники. Поэтому меня очень порадовало то, что, во-первых, мне в данном документе попалась моя фамилия и, во-вторых, то, что она встретилась мне только в двух населенных пунктах. Это увеличивало, по моему мнению, вероятность того, что мои предки переселялись из одного из этих сел. Тем более, что полученная информация относилась к периоду, достаточно близкому ко времени переселения.
На современной карте Полтавской области я нашел эти два населенных пункта. Был приятно удивлен тем, что они очень близко к друг другу расположены, что, безусловно, увеличивает вероятность того, что проживающие в них люди не просто однофамильцы, а родственники.

http://s4.uploads.ru/t/TsL7A.jpg

Кроме этого, мне стало интересно, куда относились эти населенные пункты в дореволюционные период. Я нашел карту этого региона, в интересующий меня отрезок времени.

http://sa.uploads.ru/t/XFire.jpg

http://s9.uploads.ru/t/yCxqd.jpg


Как видно на карте, с. Ольховатка относилось тогда к Константиноградскому уезду Полтавской губернии, а д. Гряково располагалось на территории Харьковской губернии

Я решил продолжать поиски любой информации в этом направлении, посчитав его весьма перспективным.
Новые обширные данные удалось получить с появлением сайта «Мемориал» (http://www.obd-memorial.ru/).
На этом сайте были опубликованы списки погибших и пропавших без вести советских солдат в годы Великой Отечественной войны, составленные по разным источникам. Я опять решил провести анализ встречаемости моей фамилии на территории Полтавской области, но теперь уже по источникам времени конца 1930-1940-х гг. Т.е., я опять применил принцип «Фамилия – населенный пункт». И опять примерно в 70% процентах, из встреченных мне представителей моей фамилии по полтавской области, это представители семей из сел Ольховатка и Гряково, либо, из соседних населенных пунктов. Причем, в этих документах было указано и место рождения и год рождения, что дало еще дополнительную информацию. Согласно этим данным, в конце XIX- нач. ХХ вв. в этих населенных пунктах проживало довольно большое количество семей моей фамилии, что опять же увеличивало вероятность переезда моих предков из одного из этих населенных пунктов.
Подобную же информацию, тоже совпадающую с предыдущими данными, я получил на сайте «Подвиг народа» (http://www.podvignaroda.ru/)
Этот сайт, на котором размещены данные архива Министерства обороны Российской Федерации, по награжденным некоторыми наградами во время Великой Отечественной войны с размещением электронных копий этих документов. Сайт мне помог в поисках и по другим фамилиям моих предков. Особенно порадовало то, что можно просмотреть и сам подледник наградного документа и приказа о награждении. И опять же, в связи с Полтавским регионом и моей фамилией фигурируют села Ольховатка и Гряково.
Зимой 2013 года, продолжая поиски в интернет информации по моей фамилии и по полтавской области, да и в целом, по другим линиям своих предков и документам, которые мне могли бы быть полезны, я наткнулся на такой материал: «Списки погибших, раненных и пропавших без вести в Первой мировой войне». Эти списки составлялись во время этой войны, по мере поступления информации. Составлялись они по губерниям, указывался уезд, волость и иногда село, откуда призывался солдат или офицер. Проанализировав все доступные списки по Полтавской губернии, я получил несколько представителей этой фамилии из с. Гряково Волковского уезда Харьковской губернии (напомню, что Гряково располагается в 2,5 км. от Ольховатки, и до Революции относилось к Харьковской губернии). Для примера.

http://s4.uploads.ru/t/cHUI5.jpg

Это еще больше укрепляло меня, в том, что мое предположение может оказаться верным. Но нужны были подтверждения моей версии.
А для того, чтобы подтвердить мою версию, необходимо сначала было выяснить, где располагался п. Печаткино, в котором родился мой дед, и куда, как я предполагал, переселялись мои предки. И я опять вернулся к поиску этого населенного пункта.
К этому времени, я уже имел достаточно обширный опыт работы с некоторыми документами по поиску населенных пунктах. В процессе поиска информации по другим фамилиям моих предков, мне не раз приходилось сталкиваться с подобной же проблемой и не раз удавалось ее благополучно разрешить. Я надеялся на подобный же исход и с п. Печаткино.
Одними из таких документов являлись «Списки населенных мест» по различным губерниям и составлялись они в различные годы. Я решил просмотреть подобные «Списки» по Саратовской губернии, отыскав их в отсканированном виде в Интернете за 1859 и 1912 годы. Меня интересовали Саратовский и Петровский уезды, поскольку территория современного Новобурасского района частично тогда относилась к Петровскому, а частично к Саратовскому уезду. Просмотрев по этим уездам список за 1859 год я не нашел интересующего меня населенного пункта.
А вот «Список» за 1912 год по Петровскому уезду преподнес мне долгожданный подарок!
В основной части этого списка я ничего не обнаружил, а вот в приложении «Поселения, расположенные на выделенной земле (купленной, арендованной и пр.», я наконец-то обнаружил, то, что искал долгие шестнадцать лет – поселок Печатинский!!!

http://sh.uploads.ru/t/bUnrA.jpg

Я думаю, что в тот момент у меня вырвался долгожданный вздох облегчения. Наконец-то я нашел его! Теперь я могу уже работать в точном направлении. У меня не возникло никаких сомнений в том, что это именно тот поселок, в котором родился мой дед. В 1912 году этот поселок в административном делении относился к Ключевской волости Петровского уезда Саратовской губернии. Дополнительным подтверждением этого было то, что в этой же волости находилась д. Вихляйка, впоследствии станция, которая упомянута в одном из документов моего деда. Я испытал чувства в тот момент, очень похожие на счастье. Счастье от результатов долгих и кропотливых поисков, приведших меня к положительному результату. Но, как в скором времени выяснилось, это было только начало.
Еще одним интересным моментом было то, что рядом с упоминанием поселка Печаткинского, упомянут поселок Устиново-Константиноградский, основанный, как мы видим из записи, крестьянами-переселенцами из Константиноградского уезда Полтавской области. Это сразу привлекло мое внимание. Вспомним, что с. Ольховатка, в которой проживало в этот период большое количество представителей моей фамилии, располагалось как раз на территории Константиноградского уезда. Это меня очень воодушевило! Я чувствовал, что я уже близко, в одном шаге от раскрытия этого дела! Оставалось сделать этот, последний и решающий шаг.
Вдохновленный этим открытием, я вдвойне усилил свои поиски. Прежде всего, я постарался отыскать карту, по времени создания максимально приближенную к «Списку», т.е. к 1912 году. После некоторых поисков, я обнаружил в Интернете карту Саратовского края 1934 года. Но на ней интересующих меня поселков не оказалось.
Затем, мне встретилась карта этого региона 1919 года, но и на ней поселков не было. Но, все же, и она меня обрадовала. На ней была отмечена станция Устиново (помните, поселок Устиново-Константиноградски), расположенную невдалеке от с. Ключевка.
Я решил, использовав «Список» и эту карту, очертить границы Ключевской волости, обозначив на ней все населенные пункты, упомянутые в «Списке» по этой волости. После этого, я обозначил все церкви, расположенные в этой волости (в «Списке» указаны наличие церкви в селе).

http://s1.uploads.ru/t/HrmM8.jpg

Таким образом, очертилась граница Ключевской волости. А села, где располагались церкви, были потенциальными объектами для изучения, ведь в этих церквях велись метрические книги, где могли быть записи о моих предках. Поскольку и п. Печатински и п. Устиново-Константиноградский были переселенческими, то церквей в них не было, то все записи о рождении, браке или смерти велись в метриках церкви ближайшего села. Круг сел, которые меня могли заинтересовать, я уже очертил и наметил. Осталось выяснить, имеются ли в ГАСО метрики по этим селам.
На сайте ГАСО я обнаружил путеводитель по Фонда №637, посвященному коллекции метрических книг Саратовской Епархии, хранившихся в ГАСО. К моей радости, в ГАСО сохранились метрики интересующих меня сел, причем, за достаточно продолжительный Период. Например, по с. Ключевка начиная с 1877 года и заканчивая 1917, а по с. Зелени – с 1895 и по 1917 гг. Это меня воодушевляло. Оставалось надеяться, это эти книги в хорошем состоянии и их сейчас выдают в читальный зал (по опыту предыдущей работы, понимал, что здесь могут возникнуть непреодолимые препятствия). Мой путь лежал в ГАСО. Я решил попробовать заказать метрики за 1917 год по нескольким селам сразу. Выбрал в качестве первых села Зелени, Ключевка и Лысовка. Осталось только попасть в архив.
Я наметил свой визит в архив на вторую половину мая 2014 года, на время отпуска. Но… удержаться не смог. Слишком влекло меня к этому поиску, слишком долго я шел к этому, и когда оставался последний шаг, я не смог утерпеть. Поэтому, я перенес свой визит в архив на начало апреля.
Позвонив предварительно в архив, я узнал условия получения доступа в читальный зал и в первый же свободный день отправился туда. Закончив все необходимы процедуры для оформления доступа к работе в читальном зале, я сразу же заказал необходимые и выбранные мною метрики по интересующим селам. Поскольку дела выдаются в читальный зал после заказа не ранее чем через два дня, свой следующий визит я наметил ровно через неделю.
Все это время я переживал о том, выдадут ли мне эти дела? Меня обнадеживало то, что при первом посещении, я обратил внимание, ч то посетители архива в читальном зале в тот момент тоже работали с метрическими книгами. Время тянулось невыносимо долго. За день до визита я решил позвонить в архив и узнать, как обстоит дело с моим заказам. К моему облегчению, мне сообщили, что заказанные мною дела выданы в читальный зал и что я могу приезжать и работать с ними.
Наступило 9 апреля. Решающий день в моих поисках. Мне не терпелось пройтись по страницам метрик и постараться найти хоть какое-то упоминание моей фамилии. Это был час «X». Я возлагал на это визит большие надежды. Но, в тоже время, я готовил себя к тому, что возможно, я не найду так быстро, то, что рассчитываю найти, что мне предстоят дальнейшие поиски. Меня разделяли противоположные чувства, с одной стороны, после проделанной мною многолетней поисковой работы, после анализа всех данных, я на 99,9% был уверен в верности направления поиска. И, в то же время, если так можно выразится, мне не верилось в то, что эта попытка увенчается успехом. С такими чувствами я приехал в архив.
Мне повезло. Я попал читальный зал в первой группе. И вот они, передо мной, метрические книги трех сел, которые я заказывал. Все мое внимание было приковано к страницам этих документов, Я не ощущал, не видел ничего вокруг себя. Я был полностью погружен чтением страниц документов.
Первой метрической книгой, которую я решил просмотреть, была книга с. Зеленей. На это село я возлагал большие надежды. Объясню почему. Как видно на вышеприведенной карте, ст. Устиново располагается совсем близко к этому селу, а в стороне от этой станции есть обозначение домов и улиц, неподписанного населенного пункта. У меня возникли предположения, что это мог быть один из двух поселков, интересующих меня, даже скорее всего, Устиново-Константиноградский поселок.
Первое, что меня порадовало, было то, что почерк псаломщика, делавшего запись в этой метрике, был очень разборчив и чернила очень четкими (думаю, что исследователи, которые работали с подомными документами, меня поймут). Поэтому все записи читались прекрасно.
Записи меня обнадежили. Прежде всего, я обнаружил, что именно в этой церкви велись записи по жителям д. Константиноградки. Это меня воодушевило и предало надежд. Еще чуть-чуть, совсем немного…

http://s4.uploads.ru/t/VfJBu.jpg

И вот, по прошествии буквально двадцати минут моей работы с метрикой с. Зелени я нахожу запись, от которой у меня просто перехватило дыхания и я подозреваю, на секунду остановилось биение сердца. Вот она.

http://s5.uploads.ru/t/i7gmp.jpg

Я не верил своим глазам! Мне казалось, что я сплю! Не может этого быть – хутора Печатинского крестьянин Фома Яковлевич Шаптала!!! Это мой прадед!!! Обнаружил не только поселок Печатинский, но и сразу, прадед! В эти минуты я испытывал шок…Не передать никакими словами эти чувства… Прав…. Вычислил… Все верно рассчитал….
Я вновь и вновь смотрю на запись… А в голове – прав, оказался Прав! Никак не верилось… Ведь только: п. Печаткино и было известно. Как долго я шел к этому моменту. Как трудно и, казалось бы, безнадежно, было проводить поиск… Но вот она запись! Та, которую я искал столько лет, во многом, начиная наугад, набираясь опыта, собирая так сказать «косвенные улики», анализируя их… Прав…..
Я вышел на свежий воздух. Подышать. Осмыслить. А перед глазами эта запись и «прав». Я потрясен до глубины души. Это состояние можно назвать шоковым, шоковым от открытия, к которому шел долгие годы. Шел, несмотря ни на что…
Я продолжил просматривать это дело и просмотрел еще записи по с. Зелени за 1916 год, но, как не странно, больше ничего не нашел. Я задумался, из этого можно было сделать один вывод – п. Печатинский располагался не вдалеке, но был все же приписан к другому селу, иначе все равно были бы записи еще либо по моей фамилии, либо хотя бы по этому поселку. Но ничего такого больше не попалось.
Я перешел к следующему делу – метрических книг по с. Ключевка, волостному центру. И тут началось…
Одна за другой мне попадались записи по жителям поселка Печатинского, в том числе и по моим предкам и их родственникам. Я нашел, к какой церкви они были приписаны. В частности, вне попалась запись и о Иване Яковлевиче Шаптала (это о нем дед сказал, «вроде был еще брат Иван» у Фомы Яковлевича). Я получал информацию, о которой уже и не мечтал. Я делал записи, просматривал страницы книги, а мне все равно не верилось. Не верилось, что мне это удалось. Но следующая находка мне просто, как это лучше передать, вывела из равновесия. Это, если так можно выразится, был «контрольный выстрел»!
В разделе «О бракосочетающихся» я нашел запись, которую даже и не надеялся найти

http://s7.uploads.ru/t/ZwAzB.jpg

Привожу расшифровку этой записи, чтобы было понятнее
Гражданин села Ольховатка, Полтавской Епархии, Константиноградского уезда, Дмитрий Яковлевич Шаптала, первым браком

Шок…Это слабое слово, для описания моего эмоционального состояния в те минуты….
…Село Ольхаватка Константиноградского уезда…..
Буквально в течении часа подтвердились мои догадки, к которым я шел в течении 16 лет. Подтвердились на все 100 %... И не только в отношении, где располагался п. Печатинский и жили мои предки после переезда. Но я попал в точку, попал так, что сам себе не поверил, насколько я оказался прав, в своих предположениях… А ведь это были действительно, только предположения, правда, построенные на разностороннем анализе различной информации… Но все же предположения…. Ольховатка…. Не может этого быть! Прав! Я оказался прав во всем!!! Я боялся, что от волнения у меня выскочит сердце из груди! Настолько это было волнительно, читать эту запись, понимать, что ты проделал правильную работу, все сделал верно, все выводы из анализа информации, все догадки оказались верны! Еще можно было бы верно предположить, угадать хотя бы уезд, откуда переселялись… Но что бы село!!! Я о таком и мечтать, если честно, не мог. Дух захватывает…

Отредактировано Amicus (2018-03-09 06:20:11)